Литература эпохи Возрождения
 

Уильям Шекспир


Шекспир не выдумал, не открыл такого синкретизма форм. Он взял его с народной, по духу своему еще средневекового театра. Издавна во время религиозных праздников в храмах мистерии и Миракль - литургические действа на библейские или житийные сюжеты. Там рай и ад, ангельское добро и сатанинское зло сталкивались в виде высокого и низкого, серьезного и смешного. Даже Выплеснувшись на городскую площадь и приобретя карнавальных черт, представления эти не утратили своей ритуальной природы. Соседство пафоса и комизма в них было нечто само собой разумеющимся, столь освященным традицией и авторитетом церкви, Шекспировских жанровых исканий долгое время никак с ними не связывались. И искания эти действительно (вопреки внешней схожести) были новациями. Мистерия и миракль, что исходили из идеи всемирного горнего порядке, не воспринимали неоднородности своих форм как выражение противоречия, свидетельство разлома. Драма Шекспира, напротив, была пронизана ощущением неоднозначности и дисгармонии жизни и старалась, охватив его, то упорядочить.

Говоря, что «Шекспир охватывает жизнь человека целиком и общество в целом», Шатобриан улавливал этот момент. Собственно, его улавливали все те, кто защищал Шекспира от пуристов, кто прославлял Шекспире синкретизм. «За это его упрекают, не думая о том, что именно в этом отношении его пьесы и представляют собой верную картину человеческой жизни»,-так писал Виланд. А вот как писал Карамзин: «Драмы его, подобно неизмеримого театра Натуры, полные разнообразия, а все вместе составляют совершенное целое, не требующее исправления от нынешних театральных писателей».

Интересно, что эта особенность палитры Шекспира, которая привлекала к себе такое внимание и его противников, и поклонников, представлялась многим чертой чисто современной: «Шекспир - это драма, - провозглашал Гюго, - а драма, сплавляет в одном дыхании гротескное и высокое, ужасное и шутовской, трагедию и комедию, - такая драма является произведением типичным ... для современной литературы ». Бесспорно, Гюго (как и Кольридж, как и Шлегель) через Шекспира внедрял романтизм, и в его устах слово «современный» имело специфический привкус. Однако шекспировским восприятия действительности и действительно во многом близкий к нашему, сегодняшнего, ибо оно диалектическое. [15]

«У Шекспира, - говорил Гегель, - мы не находим ни оправдания, ни осуждения, а лишь размышления об общей судьбе, неизбежность которой индивиды принимают безропотно, без раскаяния». Эти его слова могут вызвать недоумение: кто не помнит, скажем, и нареканий короля Лира, и его благородного раскаяния? Более того, в финале трагедии раскаивается даже такой матерый злодей, как побочных сын Глостера Эдмунд.

Но и Флобер говорил: «...Кто мне скажет, что Шекспир любил, что ненавидел, что чувствовал? " Во многом ответы на такие вопросы, конечно, содержащиеся в текстах Шекспировских пьес, в самом течении их действия. Разве не ясно, что мавр Арон в трагедии «Тит Андроник» - порождение ада? Он и сам об этом охотно говорит: как и Ричард III, в первом же монологе дает себе сокрушительную характеристику:

...Решил негодяем я стать И проклял пустые забавы наших дней.

Арон и Ричард III - это еще Шекспир ранний. Однако и у Шекспира позднего нетрудно отыскать нечто похожее. Например, в «Генрихе IV», где принц Гарри в обращенном к зрителям монологе сразу же отмежевывается от Фальстафа и других товарищей своих рискованных забав:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  

Другие статьи по теме:

- Сервантес и его "Дон Кихот"
- Франческо Петрарка (1304-1374)
- Майн Рид
- Филипп Сидней (1554-1586)
- Уильям Шекспир

Книжные новости:
css template

Совершенно удивительная книга от одного из лучших дизайнеров страны — о том, как распознать хорошее и как научиться создавать его.
Одна из главных и самых интересных книг по саморазвитию, которая достойно занимает вполне заслуженное первое место среди себе подобных.
Зрелая, серьезная книга о бизнесе для бизнесменов и всех сочувствующих — вполне удачная попытка ужать в одной книге весь большой спектр современных экономических знаний.