Литература эпохи Возрождения
 

Уильям Шекспир


Шекспировским «двойное видение» - это видение диалектическое. То берется не в самом себе, а в живом общении с окружающим, и обрастает значениями, оборачивается к нам многими разными сторонами. Каждая из них отдельно взятая не имеет веса. Поэтому Шекспир дает говорить и действовать каждом, создавая из того целое. Пользуясь термином М. Бахтина (срок выведен на основе анализа Достоевского), его можно было бы назвать «полифоническим» поэтом. Вероятно, он и был первым таким поэтом.

«Полифонизм» - есть форма художнического отчуждения и от личности своей, 1 от своего материала Он, однако, есть и форма объективности. Тем более, что Шекспир «полифонизм» отнюдь не чурается оценок. Только согласуются они с подвижной, изменчивой, многоликой действительностью и поэтому сложные, неоднозначные, неокончательные. С этой точки зрения они спорные, но и продуктивные в этом отношении. Недаром Пушкин обращался к диалектике автора «Гамлета», когда [21] стремился понять роль и место декабристов в судьбе России. И в тот же учил других, в частности А. Дельвига, которому писал в 1826 году: «Не будем ни суеверны, ни односторонни, как французские трагики, но давайте посмотрим на трагедию взглядом Шекспира».

Шекспир видел Англию на рубеже XVI и XVII столетий. Но видел зрением, просветленным важности исторического периода, даже некоторой его загальнозначу-щистю.



Возрождение вообще положило начало становлению национальной государственности. Но нигде этот процесс не проходил с такой интенсивностью и определенностью, как на туманном Альбионе. Италия, которая была колыбелью ренессансного движения, так и осталась раздробленным вплоть до XIX столетия; небольшой островной народ, даже за последние Плантагенетов разделен на древних кельтов, старых англосаксов и. молодых завоевателей с французского побережья (да еще и запоздалый на путях Возрождения), вдруг в конце его почувствовал себя полноценной нацией.

Она згуртовувалась под патриотическими знаменами войны против Испании - наиболее католической, самой мощной и самой отсталой монархии тогдашнего мира. Летом 1588 года вблизи британских берегов была разгромлена «Непобедимая армада» Филиппа II. Испанская звезда погасла, Англия стала первой морской державой.

Все эти изменения способствовали возбуждению интереса к отечественной истории. Одно из следствий этого - популярность специфического жанра драматургии: исторической хроники. Она - не трагедия и не комедия. В основе своей она эпическая, родственная с рассказом и поэтому несовместима с классическими «единствами». ее стихия - протяженность в пространстве и времени, не «вертикальность», а «горизонтальность» структуры, лишенной и подлинной кульминации, и настоящей развязки.

Шекспир не придумал этого жанра (хроники создавали ли не все «Елизаветин-ци»), но он этим жанром активно заинтересовался. Что неудивительно: ведь он взялся за перо через каких-то два года после победы Англии над Испанией. И надо сказать, письмо хроник во многом определило весь его творческий путь.

Если не считать «Короля Джона» и «Генриха VIII», Шекспиру хроники посвященные войне Белой и Алой роз, то есть тем междоусобицам XV века, которые уничтожили почти всю бывшую знать королевства. Произведения эти, внешняя их хронология и не совпадает с внутренней, словно сами собой составляют цикл. Он сцементированный общей идеей, и заключается она в том, что распри расшатывают государство, а войны против врага иностранного - укрепляют (как видим, здесь Шекспир еще весьма далек от того отношения к войне, которое обнаружил в «Троил и Крессида»).

А. Смирнов полагал, что хроники пронизывает «мысль о неизбежности поступательного развития Англии, шедшей от первобытной дикости к цивилизации, от политического хаоса к крепкой государственности». Мысль эта есть, но в такую ​​прямую линию, они сейчас все же не укладывается. Уже в «Ричарде II» (написан около 22 1595) присутствует «двойное видение». С одной стороны, лишение трона Болингброк последнего Плантагенета - единственного легитимного главы государства, - непростительное нарушение правопорядка. И епископ Карлейльський предрекает:

Еще не родились дети,

Что дней этих почувствуют колючки.

А с другой, Ричард сам многим навлек свою страшную судьбу.

Король безвольный - им бесчестно правят льстецы, -

так говорит граф Нортемберлендский. Впрочем, и Болингброк, став Генрихом IV, вв «является правителем не намного достойнее: он начинает s кровавых стра ^ не говоря уже об убийстве предшественника.

У Шекспира это не заколдованный круг, из которого нет выхода, а противоречивая сложность того, что мы сегодня назвали бы «общественным развитием». В «Генрихе IV» сторонник этого бывшего узурпатора, а ныне уже законного короля, граф Уэстморленд поучает его противника Маубрея:

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  11  12  13  

Другие статьи по теме:

- Ян Гус
- Кристофер Марло (1564-1593)
- Томас Мор (1478-1535).
- Томмазо Кампанелла
- Франческо Петрарка (1304-1374)

Книжные новости:
css template

Совершенно удивительная книга от одного из лучших дизайнеров страны — о том, как распознать хорошее и как научиться создавать его.
Одна из главных и самых интересных книг по саморазвитию, которая достойно занимает вполне заслуженное первое место среди себе подобных.
Зрелая, серьезная книга о бизнесе для бизнесменов и всех сочувствующих — вполне удачная попытка ужать в одной книге весь большой спектр современных экономических знаний.