Литература эпохи Возрождения
 

Скриптор вместо Автора


В этом связи совершенно не случайным представляется то, что одной из основополагающих устоев теории и практики постмодернизма является весьма популярное на Западе 8 учение французского философа Жака Дерриды о т.н. "Деконструкцию", одним из характерных приемов которой является разрушение устоявшихся оппозиций ("или-или" - это оппозиция, "и-и" - ее разрушение): "мужчина-женщина", "язык-речь" и т.д. Проиллюстрирую "методику" деконструкции лишь одним примером: если мы обычно говорим "все люди - братья", то деконстуктивист перевернет это выражение (оппозицию "брат-сестра", где левая составляющая европейцем подсознательно воспринимается как доминанта, а правая - как подчиненный компонент), заменив его на парадоксальный - "все люди - сестры".

Конечно, не все специалисты на Западе разделяют взгляды деконструктивистив. Так, профессор Дж.Р.Серль в своей сокрушительной рецензии на работу одного из последователей Дерриды, интересного литературоведа Джонатана куллера, пишет: "... Согласно Куллер," эффект деконструкцийного анализа ... - это знание и ощущение усвоения ".Но это утверждение натыкается на преграду: оно требует наличия какого способа различить истинное знание от подделки и обоснованное ощущение усвоения от простого энтузиазма, порожденного претенциозным слововиверженням. Все примеры, приведенные Куллер и Деррида, как минимум, не слишком убедительны: "присутствие является определенным типом отсутствия" (с.106); ... "истина является разновидностью вымысла" (с.181), "психическое здоровье является своеобразным неврозом" (с.160), а "мужчина является разновидностью женщины" (с.171). ... Такой список вызывает чувство не столько усвоение, сколько однообразия ... анатома несомненно, интересно будет узнать, что "то, что мы воспринимаем как найвнутришниши места и полости тела - влагалище, желудок, кишечник, - все это в действительности кармане внешнего, вывернутые внутрь "(с.198) ... В деконструктивистских философии есть (еще глубже) источники привлекательности. Видимо, кое-кому, кто профессионально занимается беллетристическими текстами, нравится, когда им говорят, что в действительности все тексты беллетристическими, а утверждение о том, что беллетристика корне отличается от науки и философии, можно деконструировать как логоцентристський предрассудок, и видимо они испытывают приятное возбуждение , услышав, что то, что мы называем "действительностью", - это еще один текст. Кроме того, жизнь таких людей ощутимо облегчается, ... потому что им теперь не нужно ни учитывать авторского замысла, ни переживать дистинкции между метафорическим и буквальным в тексте, или дистинкции между текстами и миром, ведь все на свете есть лишь игрой знаков. Вершиной этого "ощущения усвоения", который дает деконструкция, и ... его reductio ad absurdum является утверждение Джеффри Хартмана, будто главная творческая роль перешла сейчас от писателя-художника к критика-литературоведа " 9 .


Внимание: последняя фраза весьма показательна. Если действительно так, если "Автор умер", и главным в диалоге "литературное произведение - читатель" становится не творец, а интерпретатор текста (критик, литературовед), то, значит, прочь всякие комплексы относительно приоритета Творчества, Оригинальности etc, которые легко можно заменить Компиляцией 10 , монтажом заимствованных из текстов-доноров цитат, мыслей и т.п. 11 . Одним словом, "скриптор идет на смену Автору", Флобера оттесняют Бувар и Пекюше, оригинальное произведение уступает палимсéстови 12 , центóну 13 , пастíшеви 14 , колáжеви 15 etc, и это не аномалия, а норма. (Очень бы не хотелось, чтобы смежные в словарях термины "колáж" и "колáпс" сблизились также в дискурсе современной культуры).

Кроме того, популярны в последнее время мысли и высказывания о том, что "все уже сказано", "ничего нового не придумаешь" и т.д. (а их авторами являются отнюдь не дилетанты или несчастные люди, а признанные мэтры - Р. Барт, С. Аверинцев и др.) в частности свидетельствуют о глубоком кризисе современной культуры. Возможно, мы живем сейчас во времена, которые позже получат название "темной эпохи" литературы и культуры, нечто вроде известного периода с эпохи раннего Средневековья 16 . Ведь хорошо известно, что литература - это не прогресс, а процесс.

Но вот что утешает: так же на то, что "все уже сказано эллинами, и после них ничего нового не придумаешь", а римскому комедиографу только и остается, что брать начало произведения в Аристофана, а конец - в Менандра, жаловались римляне Плавт и Теренций 17 в III-II вв. до н.э. Но, слава Богу, после них в литературе несколько новых слов таки появилось. Хотелось бы верить, что ситуация повторится, и культура снова будет на взлете.

А пока "постмодернистский индивид открыт для ко всему, но воспринимает все как знаковую поверхность, даже не стремясь проникнуть в глубину вещей, в значения знаков.Постмодернизм - культура легких и быстрых прикосновений, в отличие от модернизма, где действовала фигура бурения, проникновения внутрь, ломка поверхности ... Все воспринимается как цитата, как условность, за которой нельзя отыскать никаких истоков, начал, происхождения " 18 , а постмодернисты вместо настоящей новизны часто предлагают снятия размежевания "старое-новое" / "мое-чужое" в литературе, что и стимулирует упомянутой уже гиперрецептивнисть их произведений (победу Скрипотора над Автором?) Надеюсь, Барт не возьмет на себя роковой роли Кассандры, и его мрачный прогноз о смерти Автора "(см. эпиграф) останется только остро отточенной стилистической фигурой.
1  2  

Другие статьи по теме:

- Служение общественному благу
- Рыцарский роман.
- Обычаи и быт ирландцев
- Гиперрецептивнисть постмодернистской литературы
- Приведенные рассуждения наших мыслителей

Книжные новости:
css template

Совершенно удивительная книга от одного из лучших дизайнеров страны — о том, как распознать хорошее и как научиться создавать его.
Одна из главных и самых интересных книг по саморазвитию, которая достойно занимает вполне заслуженное первое место среди себе подобных.
Зрелая, серьезная книга о бизнесе для бизнесменов и всех сочувствующих — вполне удачная попытка ужать в одной книге весь большой спектр современных экономических знаний.