Литература эпохи Возрождения
 

ОСТРОВ "Дамаскина"


Но и этого мало, ведь недаром выше говорилось, что рассказ Павича есть гипертекстом. Если на его перекрестке мы пойдем другим путем, то увидим бы почти зеркальную ситуацию. Дамаскина были ранены, а его рабочие захотели получить деньги за выполненную работу, на что Николич грубо ответил: "Слушайте меня внимательно и плюньте в глаза, если совру!Ни копейки вы не получите, пока не закончится строительство! И пошел домой. В таких случаях господин Николич никогда не разговаривал с людьми, которыми был недоволен. Он не стал искать своего раненого зодчего Дамаскина, зато позвал к себе его соперника Йована Лествичника, главного мастера храма, с просьбой объяснить подробнее, кто и что он, этот Дамаскин. - Как и святой отец Дамаскин, его тезоименинник, ваш мастер Йован, пользуется небесной математикой, а она отличается от земной. Ну, хотя бы настолько же, насколько Оригенова праздника лингвистика отличается от грамматики на этой земле ... "(Д).

Следует попутно заметить, что от самых истоков в христианстве существовало четкое распределение космоса на два во чем противоположных мира: земной и "потусторонний". Пожалуй, лучше эту мысль воплотил в своей теологической работе "О граде Божием" (426) один из отцов церкви Августин Блаженный: "...Августин усматривает два противоположных по своей сути виды человеческой общности - два "грады": "град земной", то есть мир гражданской цивилизации, основанный "на любви к себе, доведенной до презрения к Богу", и "град Божий", то есть духовное сообщество братьев по вере, основанную "на любви к Богу, доведенной до презрения к себе". "56 Конечно, храм (дом Божий) и дворец (дом человеческий), строящиеся для Атилии, находились не в антитетических взаимосвязях, как это было с двумя градами у Августина, но то, что ни один из них не мог быть завершенным, пока не будет завершенным виртуальный сиреневый храм Лествичника на небе и - как результат - самшитовая храм под окном в Николич (т.е. их взаимосвязь), подчеркнуто Павичем однозначно.

То, что в последний цитате Павлин, от имени господина Николич, называет Йована Лествичника "соперником" Йована Дамаскина свидетельствует не о том, что так оно и было в действительности, а о том, что лично Николич видел мир и взаимоотношения людей в нем именно такими. Это не единственный штришок к личностному портрету отца Атилии, чего стоит хотя бы такой пассаж: "...Начата и неоконченное здание было в плачевном состоянии. Камень разворовали вон к фундаментам, едва проглядывали сквозь кустарник, сорняки и запущенность господствовали там, где прежде было строительство. Взбешенный Николич хотел пнуть ногой борзую, который крутился рядом, но вспомнил, что борзая укусит его за ногу, и удержался ". Итак, собаку бить нельзя не потому, что ему будет больно, а потому, что в ответ собака может укусить, и тогда больно будет самому Николич, а это значительно неприятнее. Это очередное нарушение христианских норм и предписаний, ведь существует "золотое правило": поступай с другими так, как хотел бы, чтобы другие относились к тебе. Перечень отрицательных черт отца Атилии можно продолжить, но для определенных выводов о его образ и концепцию произведения достаточно и сказанного.

Следовательно, строительство прекратилось, строительные материалы разворовывались, оба сооружения стояли незавершенными, а Атилия имела все меньше шансов на счастливую женитьбу и семейную жизнь. Хотя, справедливости ради, вспомним, что она лично была против и недостойного поступка с Шуваковичем, и игнорирование статуи каменной девушки, и особенно несправедливости по Дамаскина и Лествичника, но отец у нее не спрашивал и делал грех за грехом.

Но Павлин дает героине шанс, которым и немедленно воспользовалась. Вспомним, что в начале повествования она сказала отцу, что все его дела должно заканчивать сама. И она таки искупает грехи отца. Прежде всего, девушка искренне плачет, а слезы, за "Лествица", является лучшим очищающим средством. Недаром и богословы, и светские исследователи отмечают особый пафос и отточенность ее раздела "О плач" 57 (7-я из 30-ти ступеней "лестницы"), где преподобный Иоанн так говорит о слезах покаяния: "Как огонь сжигает и уничтожает хворост, так чистая слеза 58 смывает все нечистоты, наружные и внутренние ".

Тут и пригодились античные урны, которые установил Шувакович (по Чехову, "ружье выстрелило в финале"): "Атилия плакала над урнами, установленными когда вдоль дорожек несчастным Шуваковичем для сбора слез, время шло, всплывали месяца.Атилия решила отпустить длинную косу. Она дождалась молодого месяца, подстригла волосы и положила его под камень, чтобы птицы к гнездам не разнесли ". И слезы Атилии начали смывать отцу вины.

Но самым главным ее шагом было возвращение строителям отцовского долга и покаянное письмо Йованом Лествичника, в котором, в частности, значилось: "Мой отец прогнал, не заплатив им денег, Дамаскина и его работников.Мол, не хочет платить за недостроенный дом. Будто они виноваты. И вам отец больше не будет платить, потому что "самшит не растет" - так он говорит. Я через это меня мучает совесть, поскольку во всем виноват мой отец. Кто знает, где и перед кем он провинился. Поэтому я сама вам возмещаем ущерб, Вы испытали, а также посылаю деньги для Дамаскина и его работников - родителей долг перед ними ... Когда-то останется, воспользуйтесь для строительства церкви тому, у кого церковь из самшита расти. Мне очень обидно, что все вокруг моего будущего венчания так нехорошо закончилось. Но посмотрите вечером: звездное небо, а над ним во вселенной огромное всеобъемлющая мнение ... Ваша как дочь. Атилия ". В оригинале, сербском, эта фраза звучит так: "Žao mi je što se sve oko mog budućeg venčanja ovako neslavno završilo.Ali pogledajte uveče: zvezdano nebo i nad njim u svemiru ogromna sveobuhvatna misao ...". Что же это за "Misao" (Мнение) такая, о которой девушка ведет речь даже в такую ​​трудную для себя минуту?

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  

Другие статьи по теме:

- Бегство в несерьезность?
- Возрождения (xiv-xviст.)
- Саги о Кухулина
- Уильям Шекспир Ромео и Джульетта
- Ситуация с постмодернизмом.

Книжные новости:
css template

Совершенно удивительная книга от одного из лучших дизайнеров страны — о том, как распознать хорошее и как научиться создавать его.
Одна из главных и самых интересных книг по саморазвитию, которая достойно занимает вполне заслуженное первое место среди себе подобных.
Зрелая, серьезная книга о бизнесе для бизнесменов и всех сочувствующих — вполне удачная попытка ужать в одной книге весь большой спектр современных экономических знаний.