Литература эпохи Возрождения
 

ОСТРОВ "Дамаскина"


Павлин подчеркивает витаистичнисть сербов: им надо было выжить вопреки всему, при любой ситуации, и главное - выжить там, где родились и живут, а не путешествовать по миру, как это веками делали евреи, либо не раствориться во времени и пространстве, как это произошло с хазарами. Вот концептуальный, знаковый для всего творчества Павича диалог героев: "- Ты встал на плохую дорогу.Народ восстали против народа, а мы в Эти Последние ратные времена хотим строить, когда Никто не строит. Мир выиграть можно, а вот войну Еще не выиграл никто. Такие маленькие народы, как наш, должны уметь управлять скипетром, которы над ними, кому бы он ни принадлежали. В этому и состоит мудрость, и патриотизм в мирной жизни гораздо важнее патриотизма на войне, а ты до последнего дня не знал, пока вокруг все не заполыхало и пока ты сам не заплакал кровавымы слезами, что делать и со своей ненавистью, и со своей любовью ... Смотри, - ответил Леандр, - видишь, через окно растет дерево.Оно не ждет мира, Чтобы расти. И не строитель выбирает место и время года или погоду, солнечную или проливной дождь, - выбирает владелец здания. А наше дело строить. Разве кто-нибудь обещали тебя мир и счастье, дом - полную чашу и то, что на жизненном пути добро всегда будет сопровожд тебя, как хвост сопровождает осла? (ВСВ, Леандр, 38-39). Какая замечательная метафора: сербский народ - это плодоносящее дерево, которое растет укоренился на одном месте на все непогоды, а не перекати-поле, путешествует по миру.

Итак, два Йован, Лествичник и Дамаскин, строят для Атилии церковь и дворец. Из окна дома Николич можно наблюдать за тем, как строится и, далекая, церковь из камня, либо из этого окна не увидишь, ведь Лествичник приказал своим рабочим посадить "фундамент" точной самшитовых копии упомянутой каменной церкви прямо перед окнами: "Самшит расти примерно с той же скоростью, с которой я там, на определенном месте вашего имения возле Тисы, муруватиму Вторая церковь из камня ". Но "здесь случилось неожиданное.Однажды утром Ягода доложил господину Николич: Самшит перестал расти! " Это значило, что и строительство каменного храма тоже остановилось. Но почему?

Думаю, здесь мы коснулись еще одной силовой линии повествования - линии духовности и необходимости "восхождение по лестнице" духовного самосовершенствования человека, проблемы греха и искупления за него. Ведь рассказ начинается тем, что господин Николич грубо выгнал замечательного зодчего Шуваковича, очень обидев его: "Одному из своих заказчиков Шувакович предложил построить в имении искусственную пещеру с каменным изваянием какого греческого бога внутри, а ...Николич создал вокруг дворце в новом стиле модный парк с античными мраморными урнами вдоль дорожек. - Зачем они? - Спросил заказчик Шуваковича. - Чтобы собирать до них слезы. - Слезы? - Возмутился Николич и прогнал Шуваковича "(Д).

Казалось бы, никакого логического обоснования появлении в рассказе этих урн для слез нет, что это очередной типичный постмодернистский симулякр. Но статуя (каменная девушка с отбитым рукой, которая призовет Атилию в дорогу) и урны (в которые плакать Атилия, искупая, смывая слезами грехи отца) свою роль еще играют. И роль важную, концептуальную. Вспомним, что были они именно античными. А что такое Византия, как наследница античности, Эллады и Рима, и дальше - что такое Сербия, как наследница Византии? Не потому "дворец в новом стиле" и новомодная искусственная пещера украшались именно античными украшениями, некий синтез "модерн" и "ретро"? А это своеобразное напоминание сербу Николич фон Рудная (sic!) о том, что надо и сегодня не забывать своих истоков? Кто когда-то метко заметил: у того, кто выстрелит в Прошлое из пистолета, будущее выстрелит из пушки.

Но его грехи на виганянни Шуваковича не закончились. Прежде, увидев, что храм не строится, он даже не стал искать Лествичника, чтобы поговорить с ним и поинтересоваться причинами прекращения работы. А поступил довольно коварно, то даже подло, "с а своей старой и проверенной привычке.Он не вызвал старшего мастера храма Йована Лествичника, чтобы узнать у него о ходе вещей, а приказал Ягоде, чтобы, когда понадобится, из-под земли достал ему Лествичникового соперника - Дамаскина. Пан и представить себе не мог двух мастеров-десятников, которые не были бы заклятыми врагами ". Что ж, в Николич, как говорится, свой аршин. Дамаскин, хотя и был ранен, пришел-таки к Николич, и между ними состоялся принципиально важная беседа.

Когда он спросил у мастера, почему строительство церкви прекратилось, то услышал неожиданную и странный ответ: "- Что случилось с церковью? - Нервно спросил господин Николич. - Вы и сами видите: ее уже перестали сооружать. - Как это перестали?Почему? - Что мешает Йованом закончить церковь, - сказал Дамаскин, - самшит перестал расти. - Какое мне дело до того самшита! - Воскликнул господин Николич. - Я Йованом заплатил, чтобы он мурував из камня, и он должен сооружать из камня. Разве не может достроить того, что еще осталось? - Йован может легко продолжить сооружать из камня, и когда самшит не растет, это означает: не растет и тот, третий храм, который вы видели нарисованным сиреневой краской. А этот каменный храм сооружается только на столько пядей, на сколько пядей продвигается строительство на третьем храме ... - И что теперь? - Где вы согрешили, господин Николич.То вы должны, кому от рта кусок хлеба оторвали. Когда вспомните, где согрешили и кого обидели, покаетесь и искупает грех, долг вернете, тогда вам Йован закончит храм. - Господи, Дамаскина, и где же Йован строит тот третий храм? - На небе. Третий храм Йован всегда строит на небе ".

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  

Другие статьи по теме:

- Литература раннего Возрождения
- Уладський цикл
- Борьба за читателя и ее средства
- Записи саг
- Приведенные рассуждения наших мыслителей

Книжные новости:
css template

Совершенно удивительная книга от одного из лучших дизайнеров страны — о том, как распознать хорошее и как научиться создавать его.
Одна из главных и самых интересных книг по саморазвитию, которая достойно занимает вполне заслуженное первое место среди себе подобных.
Зрелая, серьезная книга о бизнесе для бизнесменов и всех сочувствующих — вполне удачная попытка ужать в одной книге весь большой спектр современных экономических знаний.