Литература эпохи Возрождения
 

Опять же вечность - атрибут одного только Бога

Историософия (философия истории) - составная часть философии, научное назначение которой - толкование исторического процесса и исторического познания.

По мере исторического развития ее содержание и проблематика существенно изменялись. Термин "историософия" впервые употребил Ф.-М. А. Вольтер, который понимал под ним лишь критическую, или научную историю, имея в виду универсальный исторический обзор человеческой культуры. У И. Г. Гердера философия истории выделяется в автономную дисциплину, что "отвечает на вопрос: существуют ли положительные и неизменные законы развития человеческих обществ и, если существуют, то каковы эти законы?" Г.-В.-Ф. Гегель и некоторые мыслители его времени придали этому срока другое значение. В них он стал означать просто всеобщее, или всемирную историю. Наконец, для позитивистов в XIX в. философия истории означала "открытие общих законов, которые управляют ходом событий, о которых обязана рассказать история" (498, с. 5). Эти изменения во взглядах на історіософію приходится постоянно помнить, когда имеем дело с историческими произведениями прошлого, слишком той эпохи, когда философия истории еще вообще не выделилось как наука.

Что же до возникновения самой философии истории, то она зародилась еще тогда, когда приобрела формы теологии истории, то есть в рамках христианского мировоззрения; когда события надо было объяснять сроками вне- и надісторичними, учитывая вечность. Достаточно вспомнить для примера "Град божий" Августина, который содержит не философию истории, а ее теологию, то есть историю, рассматриваемую сквозь призму истории священной (359, с. 83, 103). В эпоху Возрождения разработка историософской проблематики начинает занимать одно из центральных мест. Именно гуманисты этой суток создали новую объяснительную схему в терминах рационально интерпретированного человеческого опыта, что предоставило историзма рис секуляризированной философии истории. Они же заложили основы для воцарения идеи объективного характера исторической закономерности, которую развил впоследствии в главный принцип своей философии выдающийся итальянский историк Дж. Веко. Гуманисты начали рассматривать историю как особый тип или форму познания со своим специфическим предметом.

Историософские взгляды гуманистов были предопределены до определенной степени социально-экономическими процессами, которые происходили в тогдашней Европе. Это был, как известно, период распада феодального строя и зарождения элементов нового, буржуазного строя, для которого стали уже неприемлемыми старые мировоззренческие представления, когда главной движущей силой истории считалось божественное Провидение; а исторический процесс рассматривался как осуществление Божьей воли, как реализация предусмотренного заранее Божественного плана "спасения" человека и понимался как путь к эсхатологическому "царства Божьего". На просторах Украины, как составной части Европы, происходили подобные социально-экономические и культурные процессы. Однако определяющими чертами первых историософских исканий украинских гуманистов стало осознание исторической дистанции между современностью и прошлым своего народа, стремление познать и подражать это прошлое, восхищение героическими поступками предков.

Взгляды гуманистов эпохи Возрождения на историю существенно отличались от тех взглядов, которые доминировали в античности и средневековье. Античность, как известно, не чувствовала неповторимости истории. Последняя ассоциировалась для греков и римлян с циклическим повторным круговым вращением небесных сфер, которые, как им казалось, и определяли неповторимые судьбы человеческих душ и душ целых народов (599, с. 73). Средневековье же с присущим для него доминированием теологической логики, как уже отмечалось, в созданной им вечной идеальной истории не нашло места для человека и не проявило особого интереса к ее дел (399, с. 350). Зато гуманисты эпохи Возрождения, оставив небесам конечную причинность истории, открыли глубину исторического времени, выяснили содержательную отличие отдельных этапов исторического процесса, возродили прагматичную историографию, то есть историю деяний, призванную служить практическим целям (359, с. 243). Они сосредоточили внимание на светской истории, считали последнюю учительницей жизни, создали научно-критический метод ее осмысления, используя широкий спектр исторических жанров, изучая и имитируя античных авторов. Ренессансные гуманисты отказались от двух форм квазіісторії, которые господствовали на Ближнем Востоке и отчасти в Греции - от теократического истории и миту, где главными персонажами выступали боги, что действовали в неопределенном прошлом. От греко-римской историографии они позаимствовали характерный для нее патетический драматизм, принцип сценического изображения и обработки истории (599, с. 75). Это был рассказ о "человеческую историю, историю человеческих деяний, историю цели, успехов и неудач. Она допускала, конечно, божественное вмешательство, но оно было строго ограниченным" (498, с. 41). Вместе с тем ренессансные мыслители воспользовались также достижениями средневековой историографии. Им, в частности, импонировало ее конституирование истории как объективного процесса; стремление писать историю не некоего отдельного народа, а всего мира в целом; повышение значимости исторических деятелей как исполнителей божественных начертаний; универсализация христианских отношений: все люди равны в глазах Бога, для которого нет избранного, привилегированного народа и т.д.(498, с. 48 - 49).

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  

Другие статьи по теме:

- Политическая мысль эпохи Возрождения
- Станислав Ореховский на первое место ставит мудрость
- Почему именно Италия стала родиной этой культуры? Каковы же предпосылки ее возникновения?
- Литература позднего Возрождения. Торквато Тассо. Джордано Бруно.
- Основные условия реализации функций образования.

Книжные новости:
css template

Совершенно удивительная книга от одного из лучших дизайнеров страны — о том, как распознать хорошее и как научиться создавать его.
Одна из главных и самых интересных книг по саморазвитию, которая достойно занимает вполне заслуженное первое место среди себе подобных.
Зрелая, серьезная книга о бизнесе для бизнесменов и всех сочувствующих — вполне удачная попытка ужать в одной книге весь большой спектр современных экономических знаний.