Литература эпохи Возрождения
 

Нравственный идеал отечественных гуманистов


Наиболее отчетливо толерантность С. Ореховской оказалась в таких произведениях, как "Крещение рутенців" ("Baptisatio ruthenorun"), "закон О безбрачия" ("De lege coelibatus", "Отступничество Рима" ("Repudium Romae"), "Суплика к римского папы" ("Supplicatio ad Pontificum...") и в многочисленных письмах. В предисловии-посвящении к первому из названных произведений, адресованной гнєзненському архиепископу и епископу краковском Петру Гамрату, он говорит о необходимости достичь согласия между различными вероисповеданиями. Это дело, советует автор, следует начать с устранения предвзятости в отношении украинцев (604, с. 75). Что же до трактата "Отступничество Рима", то он получил одобрительную оценку всех, кроме католиков. Папа же внес это произведение в реестр запрещенных (989, с. 42). Постоянным предметом критики С. Ореховской были высокие иерархи католической церкви и ее защитники и определенные папские декреталиях, которые противоречили свободе совести и законам природы или проявляли нетерпимость к иноверцам. По этому случаю он даже хвалит православных патриархов константинопольских за то, что не подчинились папам. Вопрос веры, по мнению Ореховской, должны быть частным делом каждого верующего, его свободной совести и понимание. Это рассуждение суголосне взглядам Е. Роттердамского. Авторитетами для С. Ореховской на протяжении длительного времени были Лютер и Меланхтон, - особенно, когда он жил на квартире у первого во время обучения в Вітенберзі. Позже, уже на родине, мыслитель дружил с "злейшим полемістом-протестантом" Мартыном Кровіцьким (который даже пошлюбився в плебании С. Ореховской в Журовцях) и протестантом Якубом Пшилуським. Известны и лестные отзывы гуманиста о Яна Гуса, которого он, как уже говорилось, называет "самым честным человеком" (289, с. 186; 259, с. 63 - 64; 294, с. 158). Ореховский высказывал также мнение об объединении церквей, отстаивая прежде всего гуманистический принцип веротерпимости. Но его программа, по словам современного украинского ученого Д. Наливайко, была, в конце концов, не чем иным, как одной из ренессансных утопий "единой" и "разумной" церкви, на которые так богата XVI ст. (638, с. 22 - 23). В этом вопросе Ореховский был, очевидно, последователем Е. Ротердамского, который отстаивал третий путь (между Реформацией и Контрреформацією) - "гуманистическую ересь", которая призвала к мирового единства вне сповідними, церковными, обрядовыми отличиями. Такая идея всеобщей истинной религии вела к утверждению веротерпимости, к отказу от религиозных преследований.

Интерес к гуманитарным дисциплинам, осмысление их моральновиховних функций закономерно привел гуманистов к широкому освоению античной культуры, масштабы которого не идут ни в какое сравнение с попытками средневековой схоластики использовать часть древней наследия, приспособив ее к потребностям теологии (383, с. 14). Возрождение античной идеи нравственного воспитания, которую использовали гуманисты (например Э. Роттердамский), націлювало на самопознание и духовный рост, а также на приобретение навыков управлять аффектами с помощью образования (730, с. 170). Античность стимулировала их мнению в поисках решения актуальных проблем своего времени. Для ренессансных мыслителей характерными были внимание к этических и политических аспектов арістотелівського и епікурійського учений, попытки их переосмыслить, учитывая потребности их времени.

1  2  3  4  5  6  7  8  9  10  

Другие статьи по теме:

- Пути совершенствования образования.
- Искусство эпохи Возрождения
- Школа и педагогическая мысль в Европе в эпоху Возрождения и Реформации
- Станислав Ореховский на первое место ставит мудрость
- Становление эстетики как науки

Книжные новости:
css template

Совершенно удивительная книга от одного из лучших дизайнеров страны — о том, как распознать хорошее и как научиться создавать его.
Одна из главных и самых интересных книг по саморазвитию, которая достойно занимает вполне заслуженное первое место среди себе подобных.
Зрелая, серьезная книга о бизнесе для бизнесменов и всех сочувствующих — вполне удачная попытка ужать в одной книге весь большой спектр современных экономических знаний.