Литература эпохи Возрождения
 

Бегство в несерьезность?

Следующей характерной чертой литературы постмодернизма является ее иронизм. После провозглашения его У. Эко важной конститутивным признаком культуры постмодернизма редко встретишь работу, где бы не рассматривались или по крайней мере не упоминались понятия типа "ирония / самоирония", "пародийность", "карнавальность", "шаржирования" и т.п. Если попытаться обозначить все перечисленные понятия одним обобщающим словом, то им окажется лексема "несерьезность".

Вот остроумный (ироничный?) параллелизм выдающегося итальянского писателя и ученого по поводу постмодернистского иронизму: "Постмодернизм - это ответ модернизму: раз уж прошлое невозможно уничтожить, ибо его уничтожение может привести к немоты, его нужно переосмыслить, иронично, без наивности.Постмодернистская позиция напоминает мне положение человека, влюбленного в чрезвычайно образованного женщину. Он понимает, что не может сказать ей "я люблю тебя до безумия", потому что понимает, что она понимает (а она понимает, что он понимает), что подобные реплики - прерогатива Лиалá 26 .Впрочем выход есть. Он должен сказать: "Как сказала бы Лиалá - я люблю тебя до безумия" ... Если женщина готова играть в ту же игру, она поймет, что признание в любви осталось признание в любви "[Н, 636].

Как видим, один из общепризнанных лидеров литературы постмодернизма 27 весьма озабочен тем, чтобы не показаться кому "наивным", и следовательно предлагает своеобразный "запасной аэродром" - иронию. Поэтому я бы назвал (возможно, несколько обостренно, но это необходимо ради "обнажение приема" / В. Шкловский /) эту интенцию постмодернистской культуры (в частности - литературы) "бегством в несерьезности".

Писатели предыдущих суток (даже то / кого высмеивая, пародируя, травестуючы т.д.) преимущественно искренне и серьезно ("наивно"?) верили, что можно создать нечто оригинальное, сказать свое, новое слово, решить определенную проблему, повлиять на бытие человека и человечества etc.

Постмодернисты же "повзрослели", отвергли "детскую наивность" своих предшественников: все в них пропитано иронией, скепсисом, сарказмом, пародийностью, пониженное авгуривською улыбкой: нет художественного образа - есть симулакр 28 , нет оригинальности - есть "палимсестнисть", нет автора - есть скриптор-компилятор и т.д.

Если приведенный выше высказывание Барта, что "каждый текст представляет собой новую ткань, сотканную из старых цитат", понимать буквально, если действительно размывается граница между самим противопоставлением автора и скриптор-компилятора 29 , тогда лучший способ последнем "сохранить лицо" - это сделать вид , что он компилирует несерьезно, шутя, иронически. И кто бы что ни говорил, далеко не всем художникам хочется оказаться на месте двух забавных героев Флобера: "Писатель напоминает Бувара и Пекуше, этих вечных переписчиков, больших и смешных одновременно глубинная комичность которых как раз и знаменует собой (Видил. Барта. - Ю.К.) истину письма; он может только следовать тому, что написано раньше и само писалось не впервые, он может только смешивать разные виды письма, смешивать их друг с другом, не опираясь всецело на ни один из них " 30 . Известный герой Бомарше заявил, что спешит засмеяться, чтобы не пришлось заплакать. Перефразирую его: постмодернист спешит посмеяться над собой первым, чтобы опередить в этом других, ведь лучший способ избежать чужой иронии - принять самоиронию.

Если мы уже начали цепочку (ирония → самоирония → ...), то на роль его следующего звена просится пародия, которая уже по определению является насквозь "постмодернистской", так как содержит: а) эксплицитное и / или подразумеваемое цитирования, опору на чей сочинение-донор (см. "гиперрецептивнисть" и "интертекстуальность"), б) смех (иронию, сарказм и т.п.). В насквозь ироничном постмодернистском литературном дискурсе пародийную и непародийну рецепцию чужого материала трудно разграничить. А может, вся литература постмодернизма это не что иное, как пародия на литературу?

1  2  3  

Другие статьи по теме:

- Характерные черты поэтики произведений Павича
- Борьба за читателя и ее средства
- Литература Возрождения в Польше. Миколай Рей. Ян Кохановский
- Лукреция
- Скриптор вместо Автора

Книжные новости:
css template

Совершенно удивительная книга от одного из лучших дизайнеров страны — о том, как распознать хорошее и как научиться создавать его.
Одна из главных и самых интересных книг по саморазвитию, которая достойно занимает вполне заслуженное первое место среди себе подобных.
Зрелая, серьезная книга о бизнесе для бизнесменов и всех сочувствующих — вполне удачная попытка ужать в одной книге весь большой спектр современных экономических знаний.